Главная > Статьи > Структура воды, «живая» вода

Структура воды, «живая» вода

Вселенная воды


Журнал "экология и жизнь",5(54),2006 г.

 


   Очень серьёзная статья, для тех, кому
хочется знать о воде всё.
  Живая и мёртвая вода, память воды,
строение воды, самоочищение воды,
обо всём этом Вы узнаете из этой статьи...

 

Вступление.


   Вода как общая «подложка» жизни имеет не меньшую общность, чем генетический код, и, конечно же, пользование таким ресурсом таит в себе огромные скрытые возможности и опасности. Вокруг воды всегда кипят споры. В «большой экологии» – это споры по поводу водных ресурсов; в новом Водном кодексе, принятого 5 апреля с.г., введена частная собственность на воду, и это практически беспрецедентный в мировой практике шаг закрепляет активное пользование природными ресурсами как главную составляющую российской политики.
   Речь не только о воде – такие ресурсы как лес, нефть и газ стали главными «объектами» российской внутренней политики последних лет. Единообразие пользовательского подхода к ресурсам проводится систематически на всех уровнях с достойной лучшего применения настойчивостью. При этом активно используется главный тезис: «цивилизованные процедуры природопользования нам не по карману».
    Представляется, что именно этот тезис и является главной систематической ошибкой нашего времени, способной наделать не меньше бед, чем систематическое применение тезиса о возрастании классовой борьбы во времена Сталина. Теперь в воде, как в зеркале, отражается психология общественного мнения, которое в судьбе воды видит судьбу страны, и потому вода – не только ресурс развития, но и объект национальной гордости; угроза безопасности для такого объекта – явление чрезвычайное, а сохранение и изучение – дело стратегически важное.

 

Запись на воде.

   Как хочется знать, что означает древняя мудрость. Узнать, что стоит за библейской фразой – «В начале было слово». Непросто постичь, что имели в виду древние, как далеко удалось им продвинуться в знании о мире.
   Проще предположить: слово обладает таинственной силой, магией, слово способно вершить реальные дела… А может быть, и говорить не надо, достаточно подумать – и все свершится, все решится…
   Тема воды неожиданно оказалась в центре похожих рассуждений – с помощью «полнометражных» фильмов или интервью «от науки» на ТВ. Да вот беда: как правило; зрителям предоставляется только один выбор – удивляться необычным свойствам воды и молиться.
   На одном из сайтов Интернета можно прочесть и такое: «Масару Эмото расшифровывает информацию, заложенную в кристаллах замороженной воды, и получает потрясающие результаты! Если вы до сих пор сомневаетесь в том, что ваши мысли воздействуют на мир вокруг вас, познакомьтесь с трудами Эмото».
   Представив, что было бы с миром, если бы каждый изменял его по своему желанию силою мысли или слова, и содрогнувшись от этой апокалиптической картины, я решил ознакомиться с тем, что делает Эмото.
   Многие юные химики увлекаются выращиванием красивых кристаллов соли и медного купороса из насыщенных растворов. Эмото же обратился к главной составляющей всякого раствора – к воде и начал экспериментировать с ее замораживанием.
   Любому, кто хоть раз выращивал кристаллы, известно, что рост кристалла связан с начальным зародышем – затравкой, и скорость роста определяется числом зародышей и скоростью охлаждения. Но японский экспериментатор о таких мелочах, как подготовка воды (одинаковое количество микрочастиц, служащих центрами кристаллизации), не упоминает, так же как о проблеме воспроизводимости условий замораживания – темпе охлаждения раствора (зависит прежде всего от разности температур в помещении и в холодильнике, а также от количества тепла, вносимого в холодильник с одной или несколькими чашками раствора) и влажности воздуха, который неизбежно попадает в холодильник.
   В общем-то, в опытах Эмото элементарные условия, влияющие на исход эксперимента, не контролировались, поэтому утром могло получиться одно, а в жаркий полдень – совсем другое. ( Обычно исследователи для опытов с кристаллами используют специальные кристаллизаторы – мешалки, обвешенные сверхточной аппаратурой для обеспечения воспроизводимости.)

 

Запись музыки на воде

   Тем не менее, картинки кристалликов, полученные японским испытателем природы, очень симпатичны, а различия, получаемые при действии на воду классической и рок-музыки, что-то сильно напоминают… Симфоническая музыка (и молитвы) дают красивые звездчатые кристаллы, а после «обработки» тяжелым роком кристаллы напоминают разорванную сеть.
   Но напоминают эти картинки прежде всего о том хорошо известном факте, что рок-музыка легко уплотняется алгоритмами сжатия и потому скорее всего, представляет относительно рыхлую структуру, в то время как классика почти несжимаема – обработка (zip и другие архиваторы) почти ничего не дает.
   Таким образом, классика обладает почти неулучшаемым совершенством, гармонией и в символьно – цифровом выражении, давая картину совершенного кристалла. Это делает «похожим на правду» заявляемое воздействие музыки на воду – вряд ли характерное различие структуры воздействия и «наведенной» структуры случайно. Точно так же различные сочетания звуков могут быть более совершенными или менее – и тем самым эти сочетания звуков и слов могут давать различные «образы».
   Объяснение того, что делает Эмото, состоит в том, что он пользуется некой технологией записи состояния воды – с помощью замораживания.    То, что в воде мы можем увидеть свое отражение, нас не удивляет. Странным кажется другое – что удается сохранить то или иное изображение или «впечатление». Однако этот процесс давно перестал нас удивлять в фотографии, где изображение фиксируется на пленке путем химических реакций на цифровой карточке в виде блока символов.
   В опытах Эмото необычно то, что вместо пленки (или флэш-карты) используется столь необычный носитель, как вода, а вместо химической фиксации или цифровой записи используется нетрадиционный процесс фиксации «впечатлений» – замораживание.
   Необычно и то, что события жизни оставляют следы не только на фото- и видеокамерах, которые одинаково хорошо запишут свадьбу, битву и молитву; оказывается, что такая запись существует в естественном, первозданном виде и в столь обычном, казалось бы, процессе, как замораживание воды.
   Вся наша техника – не магия, а порождение тех самых закономерностей, которые рассеяны вокруг. Другое дело, что процессы запечатления на уровне воды не имеют необходимой технологической разработки и обратной расшифровке поддаются лишь на уровне толкования узоров, когда как технология записи воспроизводят события в полном объеме.
   Наша техника тоже не сразу научилась воспроизводимо «замораживать» и «размораживать» для просмотра и прослушивания информацию – сначала с помощью восковых валиков граммофонов, затем с виниловых пластинок и магнитной ленты, а теперь с практически не имеющих объема карточек цифровой памяти.
   Говоря о кристаллизации, стоит вспомнить один из интересных объектов прошлого – барометр Фицроя (штормгласс). Обладатель такого прибора может зачарованно наблюдать изменение кристаллической структуры раствора камфары, связывая изменения с погодой: хорошая погода – жидкость чистая и прозрачная, и лишь на дне пробирки находится осадок; если надвигается дождь, осадок медленно поднимается и появляются маленькие звездообразные кристаллы; перед наступлением холодной погоды идет образование иглистых кристаллов.

 Композиция науки и искуства

   Замороженные экспонаты, как и кадры кинофильма, позволяют значительно расширить наши возможности «остановить мгновенье». К искусству «останавливать мгновенье» и следует отнести деятельность японского исследователя. Признание воды в качестве записывающего объекта – это очень важный шаг в познании широты возможностей креативного сознания и его приложения здесь – на грешной земле и талой воде, в природе, так нуждающейся в нашем заинтересованном участии. В то же время разговоры о магии отражений лишь сбивают на путь поисков, столь же бесплодных, сколь и древних.
   Однако в интересе к опытам Эмото есть свое очень важное «зерно».    Сами опыты Эмото вызывают внутренний протест ученых именно своей постановкой, обращенной к разнообразию людской деятельности, которая из науки изгоняется как символ субъективности. Шедевры искусства, как известно, уникальны, и тем категорически противоречат основному условию научного эксперимента – воспроизводимости.
   Здесь сегодня проходит граница научного метода. И эту границу следует себе явно представлять. Отличительные черты науки – направленность на однозначное понимание, установка на единство мира – как ни странно, роднят науку с … религией. И обе эти практики характерно отличаются от искусства, которое ориентировано на неоднозначность и новизну в каждом своем проявлении. Культивируя многообразие и выражая противоречия, оно рисует картину реальности, не боясь людских страстей.
   Это противостояние людских практик порой считают отличительной, высшей особенностью человека. Однако аналогичные стратегические подходы существуют и в живой природе – это r и К-стратегии в биологических сообществах. В логику науки укладывается К-стратегия, направленная на сокращение разнообразия, что сопровождается увеличением продолжительности жизни отдельной особи; в экосистеме эта стратегия проявляется как доминирование одного вида.
   Логике искусства отвечает стратегия r-типа, предполагающая буйное, взрывное размножение при малой продолжительности жизни; в экосистеме такая стратегия создает высокое разнообразие видов. Принципиально важно, что один и тот же вид подвержен выбору разных стратегий; неблагоприятные условия приводят не просто к смене поколений – меняется качество популяции: вместо поколения долгожителей на сцену выходит «походное поколение», и тогда тучи саранчи поднимаются в воздух и неодолимой волной движутся в новые пределы.
   Поиск истины со стороны искусства был характерен для титанов Возрождения, но сегодня этот подход утрачен, хотя эмоциональная мотивация совершенно необходима, являясь дополнительной к практике, которую мы привыкли считать «истинно» научной.
   Присутствие обеих, на первый взгляд противоречивых, стратегий поиска истины в природе и обществе укладывается в формулу дуализма, описанную ранее. Общий «рецепт» описания противоречий состоит в отыскании их произведения; при этом одно из противоречий описывается преобразованием подобия (коэволюции, К), а другое – преобразованием оптимума (R), объединяемых по формуле А=К*R (1)
   Упомянутые стратегии поведения отвечают сомножителям формулы, причем r стремится к К (плодовитость – характеристика популяции, т.е. отвечает коэволюции), тогда как К, стратегии долгожителей, отвечает оптимальное преобразование R.
   В равновесии, когда А постоянно, зависимость К=А/R обнаруживает простую связь стратегий – увеличение доли одной приводит к подавлению другой; это не что иное, как хорошо известный в теории систем закон Ципфа. Чем больше достигнутый перевес в сторону представителей одной из стратегий, тем меньше становится число «сторонников» второй.
   Ситуация доминирования одного из членов описывается стремлением второго к нулю, и тем сокрушительнее оказывается результат для доминанта. Он оказывается в одиночестве и начинает борьбу с самим собой, порождая «внутри себя» собственных «могильщиков» – антагонистов.
   Доминирование религии в течение долгих исторических периодов обернулось для нее сокрушительным поражением, но «свято место» не пустует – это место заняла наука, направленная на поиск истины как совершенства.
   Однако мир несовершенен – он таков, каков есть – разодран исканиями и конфликтами; не видеть этого нельзя, и именно для этого существуют практики искусства – чтобы мир не был искажен однобоким его видением.
   В лихую годину, когда выйдет в мир «походное поколение», надо быть готовым воспринять то, что творится на улицах (даже если за окном – не Париж), и научиться понимать, что устремления молодежи – это проявления реальности, и от нее нельзя отвернуться, проклиная. Необходимо признать, что методы искусства и науки не противоречат, а дополняют друг друга, и использовать это в системе образования, позиционируя их как разные способы поисков истины.
   Моральный поиск искусства «материализуется» в шедеврах, теоретический поиск науки – в достижениях техники. Эти поиски – две главные «стратегии» любой системы, и поэтому мы видим их проявления в экосистемах природы.    Для рационального освоения всей палитры отношений мира и человека, достижимых в рамках цивилизации, необходимо подчеркнуть, что ход мировой истории направлен от блужданий в эзотерических грезах к использованию приемов и методов современного знания. Символом надежды на такое же положение вещей в будущем служит и парадигма устойчивого развития.    Обратимся и мы к «кладовым» знания.

 

Мир воды.

   Память воды, не способной хранить внешнюю форму, основана на прохождении информации в ее внутренний «космос», чем-то напоминающий строение большой Вселенной. Действительно, в воде обнаружены огромные кристаллические «острова», имеющие, согласно открытию С. Зенина, структуру пентагондодекаэдров.
   Эта структура, однако, существенно отличается от строения обычных кристаллов, которые всегда можно представить как повторение одного и того же «объемного» узора, наименьший элемент которого называется элементарной ячейкой.
   Всего существует 14 типов таких ячеек (ячеек Браве), состоящих максимум из 14 атомов. В случае воды эта ячейка оказывается гигантской – 912 атомов! Поэтому автор этого открытия иногда считает возможным говорить о выделении воды как пятого (информационно-фазового) агрегатного состояния вещества.
   Порой говорят и о некоторых энергоинформационных свойствах воды, часто не раскрывая, что имеется в виду (возможно, скрывают ноу-хау, а может быть, и сами не знают). Что ж, попробуем разобраться, вспомнив то, что уже известно науке.

 

Что такое вода?

Что такое вода?

   Каждый скажет – жидкость. В конце 1950-х годов Дж. Бернал выступил с утверждением, что структура ближнего порядка в жидкостях в корне отлична от кристаллической. Основой этих утверждений послужило, в частности, обнаружение в рентгеновских исследованиях осей пятого порядка в симметрии структуры жидкости, что считалось тогда невозможным для кристаллических структур.
   По этой же причине невозможно плотно (без пустот) заполнить пространство тетраэдрами и построить регулярную структуру из них; однако цепочечные структуры, обладающие определенным искривлением, – возможны.
   Объединения из небольшого числа тетраэдров Бернал назвал псевдозародышами кристаллов. Например, 5 тетраэдров, соединенных друг с другом в виде кольца с одним общим ребром (чрез которое проходит ось симметрии 5-го порядка), не смыкаются – свободные грани крайних тетраэдров образуют угол около 7 градусов.
   Такие объединения могут рассматриваться как кристалл с «внедренным» в него от рождения дефектом – винтовой дислокацией. Известно, что рост кристаллов происходит наиболее быстро именно на дефектах кристаллического строения; в результате «совсем не-кристалл» становится родоначальником «вполне кристаллов» – кристаллов, выросших на дислокации как на «затравке».
   Здесь мы сталкиваемся с коренным свойством любой жидкости – из нее может получиться кристалл. И он получается, когда для этого создаются подходящие условия в виде перепада температур. Но и при любой температуре жидкость оказывается состоящей из «виртуальных» кристаллов, которые образуются, чтобы вскоре распасться.
   Такое квазикристаллическое строение жидкостей называется структурой дальнего порядка (в расположении атомов), в отличие ближнего порядка, обусловленного строением молекулы. Однако в модели жидкости (в виде отдельных шаров-молекул) простые структуры долго не живут – среднее время распада связанных состояний 10-15с, поэтому в случае с памятью воды ситуация должна быть сложнее.
   И это действительно так. В воде упаковка атомов-шаров сменяется упаковкой молекулярных тетраэдров. При образовании молекулы проявляется свойство разных связей становиться одинаковыми, т.е. вместо двух разных типов связей, вызванных различием валентных s- и p-электронов, возникает связь единого – гибридного типа, нечто вроде восьмерки с большим «телом» и маленькой «головой».
   Построенная с помощью таких несимметричных восьмерок молекула напоминает тетраэдр, две вершины которого остаются пустыми, а угол между связями не 109,5 градусов, как в классическом тетраэдре, а 104,5 градусов.
   В то же время молекула воды является электрическим диполем, и эти диполи взаимодействуют, слипаясь противоположно заряженными концами; они образуют водородные связи, при образовании которых как раз в вакантных местах тетраэдра одной молекулы оказываются подходящие по заряду части другой.
   Под действием других зарядов происходит «корректировка» угла – он становится «вполне» тетраэдрическим, и поэтому водородная связь оказывается в состоянии выстраивать в воде правильные тетраэдрические цепочки. Эти цепочки не в силах «замкнуться» (мешает нестыковка в 7 градусов), и потому сами они не являются кристаллом, но имеют тенденцию к сворачиванию, образуют спиральные структуры.
   Это свойство оказывается решающим: через какое-то количество витков в объемной спирали нестыковка углов накапливается и образуется «правильный» угол, отвечающий структуре пентагондодекаэдра, что и делает возможным замыкание ячейки. Так образуются огромные кластеры воды.
   Структура кластера запасает энергию, поэтому вероятность его спонтанно-теплового разрушения значительно меньше, чем у структур из шаров; при объединении кластеров в «сверхструктуру» с помощью тех же водородных связей частота распадов еще меньше. Такое наращивание структур «над структурами» создает спектр характерных времен жизни «связанных состояний» в воде.
   Для характеристики такого рода иерархических структур применяется понятие фрактальной размерности. Есть сообщения, что фрактальная размерность объема чистой воды – около 2, т.е. объем воды ведет себя как 2-мерная плоскость, что связано с высоким уровнем кластеризации. Исследования по люминесценции красителей в воде показывают, что добавление спирта увеличивает размерность до 3, т.е. вода становится «объемной», – кластеры распадаются и «эффект памяти» исчезает.
   Поскольку «чистоту» опытов Эмото никто не проверял, не исключено, что в воду добавлялись (или попадали сами) какие-либо вещества для уменьшения ее фрактальной размерности. Такими веществами могут быть желатин или даже обычное мыло – поверхностное активное вещество (ПАВ). Зарождение новой фазы (в том числе кластеров в объеме воды) связано с появлением новых поверхностей раздела, и потому появление ПАВ сильно модифицирует процесс.

 

Вода – копилкa.

   Огромность кластеров позволяет развиться такому замечательному свойству воды, как способность к хранению внутри элементарных тетраэдров примесных атомов. В этом проявляются возможности воды как уникального накопителя, причем не только склада для примесных атомов, но и хранилища информации – из атомов, как из букв, можно составлять слова «записей» на воде.
   Свойства воды как накопителя обусловлены тем, что тетраэдрическая структура обладает экстремальным свойством – максимумом свободного внутреннего объема по сравнению со структурой, составленной из молекул-шаров.
   Поэтому и лед, структура которого основывается на водородной связи, оказывается аномально рыхлым (точнее, максимально возможно неплотным) и плавает в воде (как менее плотный, чем сама вода); этим вода и отличается от других веществ, которые уменьшают внутренний объем, кристаллизуясь в менее «рыхлые», чем жидкость, структуры.
   «Виртуальное» присутствие кластерной структуры воды вполне проявляется при замораживании: выполняя команду freeze («замри»), они проявляют «базовую» тенденцию – создают наименее плотную структуру. Эта базовая тенденция проявляет себя и в том, как аномально ведет себя теплоемкость воды при плавлении. Она увеличивается при плавлении почти в 2 раза, что означает открытие после плавления каких-то новых процессов в воде.
   Эксперименты показали, что подход к точке фазового перехода с другой стороны (охлаждение и даже переохлаждение воды ниже точки замерзания) только увеличивает аномалию теплоемкости. Это означает, что при плавлении льда происходят процессы, аналогичные тем, что сопровождают переохлаждение воды, и их можно описать как «захват» свободного объема растущей «популяцией» кластеров.
   Действительно, если во льду получает наибольшее развитие тенденция к накоплению свободного объема внутри решетки льда. То в самой воде преобладает тенденция к росту объема кластеров, т.е. к уменьшению свободного от кластеров объема жидкости. Таким образом, в самой воде свободный (от кластеров) объем основной фазы – жидкости – уменьшается, тогда как при замораживании свободный объем растет вместе с ростом основной фазы (льда).
Продвинуться чуть дальше в этой ситуации вновь поможет формула дуализма (1). Тенденция к кристаллизации может быть определена как коэволюционный процесс, поскольку кристаллизация означает возникновение подобия в расположении молекул воды.
   Тогда преобразование К в формуле есть процесс развития кластерной структуры. Второе фундаментальное преобразование (R) должно состоять в стремлении к экстремальности, и его можно указать как стремление к минимуму свободного объема в воде. Изменение порядка сомножителей в (1) отвечает смене направления процесса, и позволяет сравнить переходы «вода – лед» и «лед – вода».
   Однако мы уже знаем, что при этом меняется и знак экстремума свободного объема, т.е. если результатом (А) является свободный объем, то, например, для перехода «вода – лед» можно написать А=К*R, и тогда для обратного перехода придется ввести знак «минус»: – А= R*К.
   Действия в формуле (1) оказываются некоммутативны: разница произведений при перестановке сомножителей не равна нулю, а составляет 2А= К*R- R*К.
   Чтобы понять, в чем суть, сопоставим удвоение эффекта преобразования и удвоение теплоемкости воды при плавлении. Теплоемкость действительно определяется структурным и кинетическим фактором (подвижностью), поэтому можно сказать, что в общем виде корреляция теплоемкости и некоммутативности преобразования (1) возможна.
   В то же время отсутствие коммутативности преобразований – главное свойство квантового мира. В этой связке аномалии фазового перехода воды – увеличение объема при затвердевании и удвоение теплоемкости при плавлении – позволяют увидеть, как в увеличительном стекле, типично квантовые эффекты при обычных температурах.    Действительно, налицо соотношение неопределенности, которое связывает приращения свободного объема кристаллической структуры и свободного объема жидкости, – увеличение одного вызывает уменьшение другого. Таким образом, игра свободного объема, распределяемого между кластерами и основной фазой, приводит к характерной «парадоксальной» форме квантовых эффектов, а вода обретает «статус» квантовой жидкости. При этом многие аномальные для «классической» жидкости свойства воды получают «законное» квантовое объяснение.

 

Самоочищение воды!

   Среди аномалий воды часто называют самоочищение. Биологические основы этого процесса подробно рассмотрены в «ЭиЖ» №7, 2005 (с.42). Но есть и другой, небиологический аспект проблемы: стремясь к наибольшей кластеризации своего объема, вода оттесняет примеси в межкластерные пространства; там они накапливаются, а накопление, концентрирование, составляет главную часть работы по удалению примесей.
   В то же время вода и лед могут выступать уникальным «хранилищем» не только для атомов, но и целых молекул примесей, который «подходят» для роли центрового включения в тетраэдре, но «выступают» за его пределы. Поэтому включения оказываются не вполне изолированными друг от друга внутри кристаллической структуры, образованной тетраэдрами. Они образуют еще одну собственную структуру, которая называется клатратным гидратом (слово «клатрат» означает клеточный, показывая, что чужие молекулы-гости находятся в тетраэдрических «клетках»). Клатратные структуры образуют кристаллы. Например метан, «запасаемый» в воде по такой схеме, уже не находится в газовой фазе, а пребывает в состоянии твердого гидрата, парадоксально запасенного в жидкой воде!
   Вдоль океанского побережья, на глубинах более 250 м (глубина стабилизации фазы клатратного гидрата метана в воде), обнаружены огромные запасы гидратов метана, сравнимые с содержанием кислорода в атмосфере. Кроме того Мировой океан является главным источником и стоком СО2 – наиболее «одиозного» из парниковых газов.
   В клатратной форме могут храниться в воде любые газы, и прежде всего те, которые входят в состав воздуха – азот и кислород. Таким образом, возможны (во всяком случае – наиболее вероятны!) клатратные тексты, написанные четырьмя «буквами» – азотом, кислородом, метаном и углекислым газом.
   Если вспомнить, что и ДНК – текст, написанный 4 буквами нуклеотидных остатков-оснований, это наводит на очень далекие аналогии. Но здесь пока terra incognita, исследований на эту тему…
   Клатратные гидраты термодинамически неравновесны – они представляют «заморозку», полученную в результате кластеризации. Для неравновесных процессов «работает» кинетика в «борьбе» за свободный объем. В кинетике фактор времени рождает и некие характерные частоты процесса, на которые можно воздействовать. Например, звуком – как это делает Эмото. Однако значительно более стабильные и воспроизводимые, а потому технологические результаты получены при электрохимической обработке воды.

 

Живая и мёртвая вода.

   Тема необычных свойств воды, различных состояний в виде «живой» и «мертвой», ее структурных особенностей и непосредственного родства с самой жизнью необыкновенно увлекательна. Первым делом, которым занялся «освобожденный труд» кооператоров в начале перестройки, было обеспечение производства «живой» и «мертвой» воды в домашних условиях – продавались электролизеры и практические руководства к ним.
   Свойства такой воды действительно необычны. Исследования показали, что биологическая активность «заряженной» (активированной электрохимическим воздействием) воды проявляется в предотвращении перекисного окисления липидов в живом организме (антиоксидантная активность), в нормализации окислительно-восстановительных биохимических процессов, в ярко выраженном антимикробном действии.
   «Заряженная» вода – это вода, «изымаемая» из области, прилегающей к положительным и отрицательным электродам в электролизере. Физики и химики условились щелочную воду с уровнем рН (определяется как логарифм концентрации) выше 7 считать «живой», а кислотную с рН ниже 7 –«мертвой».
   Разделенная в электролизере вода обладает такими свойствами, как высокий допустимый уровень переохлаждения, т.е. может не замерзать в зависимости от величины «заряда», полученного при электролизе, вплоть до температуры – 7 градусов С. Кроме того и для «живой» и для «мертвой» воды характерно снижение поверхностного натяжения.
   Переохлаждение, как говорилось выше, связано с захватом свободного объема жидкости, т.е. с ростом кластеров; это хорошо согласуется с тем, что снижение поверхностного натяжения способствует снижению фрактальной размерности, величина которой тем меньше, чем больше развита кластерная структура. Таким образом, при электрохимической обработке стимулируется развитие кластерной структуры воды, ответственной, как мы поняли, за многие ее «аномалии».
Пропускание электрического тока в воде меняет число и структуру расположения заряженных примесей, что позволяет проявиться ее полупроводниковым свойствам. В полупроводниках примеси играют определяющую роль в свойствах материала, а вода именно полупроводник – с примесями она проводит электрический ток, а без них (дистиллированная вода) является изолятором.
   Примеси способны кардинально изменить свойства воды, поэтому эталоном в технике является дистиллированная вода – ее заливают в автомобильный аккумулятор. А какая вода на самом деле – зависит от того, с какими целями вы к ней обращаетесь.
   Такая уж планида у полупроводников – легирование (контролируемое введение примесей) полностью определяет их свойства, и технология введения примесей составляет всю физическую суть современной микроэлектроники.
   Поэтому разговор о чистой воде вести не стоит, примеси могут модифицировать ее свойства и «закрепить» новую структуру. В то же время говорить о чистой воде в потребительском смысле – как свободной от примесей, которые могут повредить организму, – необходимо.
   Однако дистиллированная вода вредна, поэтому при очистке воды надо знать меру, чтобы все эти мембранные фильтры и шестикратная перегонка «не выплеснули ребенка» в погоне за чистотой.
   При производстве крепких спиртных напитков используют так называемую нормализованную воду – это вода, подвергнутая СВЧ-обработке, что обеспечивает ее дегазацию; микротоки разрушают структуру, а добавление спирта приводит к ее исчезновению.
    Так что главное в этом производстве – качество спирта. А вот производство питьевой бутилированной воды дает широкое поле для фантазии производителя. В этом случае, пожалуй, нелишне писать на этикетке, какой код хотели нам ввести с этой самой водой. Только вот – поди проверь…
А.Л. Самсонов
Главный редактор журнала «Экология и жизнь»

Все права защищены.
При перепечатке материалов обязательно публиковать ссылку на сайт vodopoint.ru с указанием гиперссылки.

 

 
Добавить комментарии
Имя
Коментарий
Нажать если код не читается
Коментарии (0)
Статьи
Какую воду пить при беременности ?
Токсикоз, отеки и другие неприятности беременности, как их избежать?
Качество питьевой воды в Санкт-Петербурге
Основные проблемы связанные с питьевой водой в Санкт-Петербурге...
Как работали водовозы Петербурга
От водовозов до Водопоинта
Минеральный состав воды или что должно быть на этикетке
Какие минералы должны быть в питьевой воде, какая информация должна быть указана на этикетке
Артезианская вода и Гдовский горизонт
Как добывают артезианскую воду и где находится Гдовский горизонт ?
Живая и мертвая вода
Как сделать прибор для изготовления живой воды...
Вода для женщин
Что важно знать женщине о питьевой воде...
Обезвоживание организма, симптомы и как избежать..
Причины обезвоживания, кто виноват и что делать?
Чем полезна минеральная Вода
Виды, польза, как лечиться минералкой...
Блокадная вода
Вода в блокадном Ленинграде. Как жители города решали проблему с питьевой водой
Copyright © 2012 - 2017 VODOPOINT
Все права защищены. При использовании материалов, представленных на сайте, обязательна ссылка на vodopoint.ru

Интрасети.РУ

Сопровождение сайта: